pavelkapustin (pavelkapustin) wrote,
pavelkapustin
pavelkapustin

Cтолыпин и НЭП – любимые мифы прошлого. /часть 2/



Итак, результаты реформ Столыпина были далеко не однозначны, а его известная фраза: «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России» на фоне исторического контекста, мягко говоря, безответственная и бессмысленная. После февральской буржуазной революции 1917 года за короткое время страна была доведена до полной катастрофы и оказалась в чудовищном положении.

Октябрьская революция 1917 г. открыла новую страницу в истории России. В тяжелейших условиях большевики взяли ответственность за страну в свои руки. И дальше действовала линейная мобилизационная модель спасения государства, им было не до кокетства («Дайте государству 20 лет покоя…).

Советская власть лишила буржуазию власти и собственности. Промышленность была национализирована и строго контролировалась государством. Земли помещиков и сельских предпринимателей передали крестьянским общинам, что соответствовало программе эсеров. Однако в отличие от эсеров, большевики не ограничивались только переделом земель. Они хотели использовать свойственный крестьянам общинный коллективизм как катализатор развития деревни. Большевики выступали за обобществление единоличных хозяйств и создание на их базе колхозов, призванных поднять культуру хозяйствования на земле. Ставка при этом делалась на сельскую бедноту. Но зажиточные слои деревни и значительная часть середняков коллективизацию не поддержали. Они же выступили против продразверстки, без которой в чрезвычайных условиях Гражданской войны Советскому государству нельзя было обойтись.

Вынужденное и существенное смягчение заготовительной политики в марте 1921 г. знаменовало переход к нэпу. Советская власть действовала соотносясь с реальностью. Новый курс создавал условия для подъема единоличного крестьянского хозяйства, повышение его товарности. Чем больше крестьяне поставляли хлеба на рынок, тем больше его оказывалось у государства, снабжавшего продовольствием рабочих и служащих. Изменилась ситуация в промышленном секторе. Развернулась частичная приватизация предприятий, многие мелкие и средние производства, оставаясь в собственности государства, были переданы в аренду «частникам». Для привлечения иностранных капиталовложений пошли даже на сдачу некоторых предприятий (прежде всего в добыче сырья) в аренду иностранным капиталистам (концессии). Государственные заводы переводились на хозрасчет. Несколько госпредприятий объединялись в трест, которые в свою очередь соединялись в синдикаты. Значительным событием стала денежная реформа Сокольникова, в соответствии с которой был введен стабильный золотой червонец.

Результатом нэпа стало восстановление разрушенной войной экономики. Крестьянство быстро преодолело последствия войны. На этой основе возрождалась и промышленность, ее довоенный уровень был восстановлен во второй половине 1920-х гг.

Однако, нэп запустил старые производственные уклады и к концу 1920-х гг. пик производительности был достигнут. Новых производств открывалось крайне мало. Растущие внешние угрозы требовали быстрой индустриализации. Нэп не мог ее обеспечить. Новые предприниматели (нэпманы) и вороватые хозяйственные чиновники, яркие образы которых нарисовали в своих произведениях писатели Ильф и Петров, для мобилизационного рывка явно не подходили.

Современное оборудование для заводов государство могло получить из-за рубежа в обмен на хлеб – главный на тот момент конкурентоспособный экспортный товар. Крестьянство отказывалось продавать государству зерно по предлагаемой закупочной цене, требуя ее повышения. Если цена не поднималась, крестьяне отказывались от продажи и натурализировали свои хозяйства. Из излишков хлеба они охотно делали самогон. Деревня спивалась. Массовое пьянство отрицательно сказывалось на производственных показателях. Руководство страны рассматривало три варианта решения этой проблемы: 1) превращение крестьянина в фермера, мотивированного деньгами и заинтересованного в развитии товарного производства; 2) развитие семейно-трудовых форм кооперации, как это предлагал сделать экономист А. Чаянов; 3) создание колхозов и советских (государственных) хозяйств (совхозов). Первый и второй варианты противоречили идеологии, требовали огромных вложений в село и, самое главное, в существовавших условиях совсем не гарантировали успех. Поэтому выбрали третий путь.

Коллективизация позволила получить хлеб и провести индустриализацию. Без колхозов и совхозов не мыслима ни победа СССР в Великой Отечественной войне, ни быстрое послевоенное восстановление народного хозяйства. Несмотря на многие недостатки, колхозно-совхозная система заложила основания для прогрессивного развития деревни.

Можно искать исторические параллели с сегодняшним днем, но мне кажется, любовь к нэпу у определенных групп кроется именно в возврате на первые роли «лавочников» - категории людей, не обремененных высокими идеями и культурой, но пропитанные страстью скорой наживы.
Сегодня, когда нам нужна новая индустриализация, новая аграрная программа, новая, уже нелинейная мобилизация всех сфер жизни – не надо нам подсовывать нэпмановские идеалы, мы в них и так купаемся.

Оригинал http://orionplus.livejournal.com/43648.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments